Московский Патриархат • Православная Церковь Казахстана

Усть-каменогорская и Семипалатинская епархия

 Официальный сайт

По благословению Преосвященнейшего Амфилохия, епископа Усть-Каменогорского и Семипалатинского

  • 0
В миру Александр Иванович Щукин родился 13 мая 1891 года в уездном городе Порхове Псковской губернии в многодетной семье священника Иоанна и Елизаветы Щукиных.

Иоанн Васильевич Щукин, отец будущего святителя, окончил Псковскую духовную семинарию и Московскую духовную академию, был рукоположен во священника и преподавал Закон Божий в Рижской семинарии, епархиальном училище и гимназиях; кроме того, на него была возложена обязанность преподавания латинского и греческого языков.

У отца Иоанна и Елизаветы Щукиных было семеро детей. Отец любил детей, но не баловал и не потакал их слабостям, опасаясь, что из них могут вырасти плохие христиане. Однако и не понуждал их насильно к исполнению молитвенного правила, хотя сам все свое свободное время посвящал молитве. Также и жена его Елизавета, если выдавалось свободное время, спешила в храм. Дети отца Иоанна с удовольствием играли, лишь один Александр не принимал в них участия. Он рос тихим, скромным, послушным и никогда не преступал воли родителей. С детства мечтал быть священником и стремился подражать древним подвижникам. Пока братья и сестры играли, он запирался в комнате отца и молился. Когда братья начинали шуметь, он выходил и останавливал их: «Так нельзя, потише, пожалуйста».

В 1911 году Александр окончил Рижскую духовную семинарию первым студентом, а в 1915 году - Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия, с причислением к первому разряду и предоставлением им права на получение степени магистра богословия без новых устных испытаний.

С началом Первой мировой войны семья отца Иоанна Щукина переехала в Нижний Новгород, куда, завершив обучение в академии, приехал и Александр, который 11 декабря 1915 года за неимением других вакансий был определен преподавателем физики и математики в Нижегородскую Духовную семинарию.

В 1918 году новые власти арестовали протоиерея Иоанна Щукина, пробыв в заключении полгода, он был отпущен домой едва живым. Вся семья после освобождения ее главы и ликвидации Нижегородской семинарии переезжает к родственникам в село Лысково.

21 мая 1919 года архиепископом Евдокимом (Мещерским) бывший преподаватель Александр Щукин был рукоположен в сан иерея с назначением к Георгиевской церкви села Лысково и с возложением набедренника.

30 июня 1920 года преосвященный Варнава (Беляев), епископ Печерский, назначил отца Александра духовником Макарьевского Желтоводского женского монастыря, расположенного на противоположном берегу Волги от Лысково.

25 декабря 1920 года, с благословения епископа Васильсурского Макария (Знаменского), также бывшего преподавателя Нижегородской семинарии, отец Александр за свое ревностное служение был награжден скуфьей. Спустя два года благочинный написал епископу Макарию: «Настоящим свидетельствую, что отец Александр Щукин, как ревностный пастырь и неутомимый проповедник, заслуживает поощрения за свою отличную, усердную, полезную Церкви Божьей пастырскую деятельность». На праздник Святой Пасхи в 1922 году отец Александр был награжден камилавкой.

21 августа 1923 года, в самый разгар обновленческой смуты, по благословению управляющего Нижегородской епархией — епископа Балахнинского Филиппа (Гумилевского), священник Александр Щукин был хиротонисан во епископа Макарьевского. 4 сентября того же года Святейшим Патриархом Тихоном и Высшим церковным управлением было утверждено решение о назначении священника Александра Щукина, с принятием им монашества, епископом Макарьевским, викарием Нижегородской епархии.

По получении благословения Патриарха в Благовещенском храме, 23 сентября 1923 года, священник Александр Щукин принял монашеский постриг с именем Александр в честь преподобного Александра Свирского. На следующий день состоялось его наречение во епископа Макарьевского, викария Нижегородской епархии, а на другой день в храме святителя Алексия, митрополита Московского, состоялась хиротония, в которой участвовали епископы Балахнинский Филипп (Гумилевский) и Лукояновский Поликарп (Тихонов).

В это время тяжело заболел воспалением легких его отец - протоиерей Иоанн Щукин, находясь на смертном одре, он ждал сына, чтобы тот напутствовал его перед смертью. Владыка Александр поспешил исполнить пожелание отца и прибыл накануне его смерти. Отец Иоанн был в сознании, и владыка долго беседовал с ним, а затем напутствовал умирающего Святыми Дарами.

Первой службой вступившего на кафедру епископа была заупокойная всенощная и литургия по новопреставленному протоиерею Иоанну Щукину. Похоронили его рядом с храмом, где он служил.

В сентябре 1927 года на шестьдесят втором году жизни тяжело заболела мать святителя. Владыка Александр ухаживал за ней и присутствовал при ее кончине.

В 1924 году уездный город Макарьев на Волге, где в стенах Свято-Троицкого Макарьево-Желтоводского монастыря находилась епископская кафедра, был официально упразднен как город и стал именоваться селом. Находившееся же на противоположном берегу Волги село Лысково еще в 1922 году получило статус городского поселения. В связи с этим в дальнейшем владыка Александр имел уже титул епископа Лысковского.

Проживая в Лысково, он как настоятель служил в центральном храме города — Вознесенском соборе. Также часто Преосвященный Александр совершал богослужения в Свято-Троицком Макарьево-Желтоводском женском монастыре. Владыка духовно окормлял не только сестер этой обители, но и всячески поддерживал сестер из других окрестных общин. Любил он совершать паломничество в Крестомаровский женский монастырь, где находилась местночтимая чудотворная икона Богоматери «Троеручица».

Невзирая на гонения со стороны властей, в Макарьево при монастыре владыка Александр сумел организовать преподавание Закона Божия детям десяти-тринадцати лет. Продолжалось это около года, а затем было категорически запрещено властями. Последняя настоятельница обители, престарелая игумения Феофания (Чуркина), с целью сохранения общины еще в 1918 году на базе монастыря зарегистрировала сельскохозяйственную артель.

В 1920-е годы в Макарьевской обители подвизалось более двухсот сестер. Однако местный исполком все равно решил национализировать монастырское имущество и выгнать насельниц. Тогда игумения обратилась с жалобой в Москву, в наркомат юстиции. Правительство пошло на уступки и разрешило оставить в обители монахинь как работников артели. Но спустя несколько лет, в 1927 году, местные власти все-таки приняли решение о выселении монахинь из древней обители. Большинство сестер перебрались из обители в Лысково, где жил владыка, который всячески утешал и помогал им. Семидесятилетняя игумения Феофания и несколько сестер поселились в соседнем селе Просек, где еще действовал Никольский храм.

В своих проповедях епископ Александр выступал против богоборческой политики новых властей, в защиту Святой Церкви, не боялся он участвовать и в открытых диспутах против агитаторов «Союза безбожников». Такая позиция святителя, его активность и влияние на среду верующих не устраивали местную власть. Владыку неоднократно вызывали в Лысковское отделение ОГПУ, требуя, чтобы он прекратил произносить в храмах проповеди.

22 ноября 1928 года епископ Александр был арестован и заключен в одиночную камеру под № 10 следственного специзолятора ОГПУ в Нижнем Новгороде. Через полтора месяца, 11 января 1929 года, ему предъявили обвинение в том, что он «как идейный противник советской власти, путем произнесения проповедей с антисоветским уклоном, прививал свои контрреволюционные убеждения населению и в единоличных беседах вел откровенную антисоветскую пропаганду на темы «о бесчинстве коммунистов-безбожников». «Имея преданных ему монахов и монахинь, — говорилось далее в обвинении, — Щукин через них стремился расширить и впитать враждебность к существующему строю, давая им указания, как бороться с безбожниками: он рассылал их по селам и деревням, как миссионеров, не останавливаясь перед открытой борьбой с культурными учреждениями государства…».

В качестве свидетелей по делу епископа Александра были допрошены игумения Феофания с келейницей Евдокией, а также священник Макарьевского монастыря иерей Дмитрий Хитровский, которые в своих показаниях подтвердили, что проповеди святителя имели антисоветский характер, а также сообщили следователю, что он занимался распространением книги «Протоколы сионских мудрецов».

Сам же епископ Александр виновным себя не признавал, но и не отрицал фактов своего выступления во время богослужений с проповедями. При этом во время очередного допроса он пытался объяснить следователю содержание своих проповедей. «Вопросами, оспариваемыми современниками, я назвал в своем показании вопросы христианской апологетики. А именно: о конечности мира, происхождении человека через творение его Богом, об исторической действительности христианства, о бессмертии души. А вопросами, соприкасающимися с религией, я назвал научные теории, касающиеся перечисленных выше истин религии. Целью, с которой я говорил такие проповеди, было найти истину в научных теориях и доказать своим пасомым правильность христианского вероучения в этих вопросах. Вопросов политической, общественной и социальной жизни я в своих проповедях не касался».

Следствие продлилось почти полгода. В доносе одного из сокамерников на подследственного епископа Александра сообщалось: «…будучи монахом, Щукин проповедует аскетизм и побуждает молиться всех в камере, демонстрируя свою усердность в этом».

Особым совещанием при Коллегии ОГПУ 26 апреля 1929 года епископ Александр был приговорен к трем годам исправительно-трудового лагеря. В Соловецком лагере он первоначально работал сторожем, а затем бухгалтером.

После окончания срока заключения светские власти запретили епископу служить в Нижегородской епархии. Митрополит Сергий (Страгородский) 31 декабря 1931 года назначил его управляющим Орловской епархией, с титулом викарного епископа Волховского. С 27 июля следующего года Преосвященный Александр являлся уже правящим епископом Орловским.

3 января 1934 года было принято постановление о том, чтобы Преосвященный Александр «в воздаяние усердного служения Церкви Божьей», вместе с другими архипастырями, ко дню Рождества Христова был возведен в сан архиепископа.

Церковь тогда подвергалась беспощадным гонениям, верующих и духовенство арестовывали и ссылали в лагеря. Посещать храмы становилось опасным. Страх быть арестованным охватывал все больше людей. Церкви пустели. Архиепископ Александр стал проповедовать, и храмы вновь постепенно начали заполняться прихожанами.

30 сентября 1935 года состоялось его назначение на кафедру архиепископа Курского, но в Курск он выехать не смог и продолжал жить в Орле.

Начиная с 18 марта 1936 года, епископ Александр Щукин имел титул архиепископа Ржевского, викария Калининской епархии, но уже 5 июня был определен архиепископом Тульским. При этом в фактическое управление данной епархией он вступить не успел. Получив предупреждение о готовящемся аресте, по ложному обвинению в поджогах, архиепископ Александр уехал в Нижегородскую область, где в Арзамасском уезде в селе Семеново поселился у родственников, прожив здесь полгода. В сентябре 1936 года во избежание ареста он получает назначение на Семипалатинскую кафедру в Казахстане.

Православная Церковь в Семипалатинске находилась в то время в очень сложных обстоятельствах. К этому времени в городе был уже взорван Знаменский собор, разрушены Александо-Невская и Благовещенская церкви, закрыты и распущены Киргизская миссия и Святоключевская женская обитель. 15 февраля 1936 г. Никольский собор, в котором размещались обновленцы, был изъят у верующих и вскоре разрушен. В городе продолжал действовать только Воскресенский собор (бывая Казачья церковь) и храм на городском кладбище во имя Всех святых, куда после разрушения Никольской церкви перешла обновленческая община. В Воскресенский собор продолжали приходить православные со всего города. Там же собрались и все уцелевшие православные священники. Настоятелем храма был протоиерей Борис Герасимов - выдающийся ученый-краевед и исповедник Христовой веры. В храме служили священники: о. Андрей Гладких, о. Феодор Чичканов, о. Виктор Климов, о. Нестор Панин, о. Константин Черепанов, а также иеродиакон Иосиф (Евсеенок). Кроме того, в Семипалатинске проживало несколько православных священников из других районов страны, отбывавших в городе ссылку и не служащих в Воскресенском соборе.

Однако, большевистскую власть не устраивало даже такое, до крайности приниженное положение Православной Церкви. В 1937 г. был отмечен новый этап репрессий против религии в СССР.

В эти страшные годы архиерейские кафедры постоянно пустели, святителей одного за другим поглощали тюрьмы. Младшая сестра владыки Елизавета писала ему в Семипалатинск: «Уйди на покой, приезжай ко мне в Лысково, пересидишь». «Как бы я вас ни любил, — отвечал архиепископ, — но я не для того взял посох, чтобы его оставить».

В августе 1937 года Преосвященного Александра арестовали. Он в последний раз благословил своих духовных детей, свидетелей ареста. Следствие в те годы было пыточное, и многие ради избавления от страданий давали любые показания. Архиепископ держался мужественно, не соглашаясь и не подписывая ни одно из навязываемых ему обвинений. Его обвиняли в шпионаже и в контрреволюционной агитации — архиепископ решительно все отвергал. Спрашивали о знакомых, он отказался их называть. Показаний не набралось ни на один протокол допроса, а сроки, отпущенные следователям, подходили к концу. В день вынесения постановления тройки УНКВД 28 октября 1937 года следователь провел последний допрос архиепископа:

- Вы являетесь членом и руководителем церковной контрреволюционной шпионской организации. Дайте показания…

- Членом контрреволюционной организации я никогда не являлся и в этом обвинении виновным себя не признаю, — отвечал архиепископ.

– Вы лжете. Вы давали установки руководителям филиалов контрреволюционной организации в развертывании контрреволюционной работы…

– Никаких установок по развертыванию контрреволюционной работы я не давал.

– Как член контрреволюционной организации вы проводили активную контрреволюционную агитацию среди населения, прекратите запирательство и дайте показания о вашей контрреволюционной деятельности.

– Никакой контрреволюционной агитации я среди населения не проводил и в этом виновным себя не признаю, — спокойно ответил владыка.

Все это следователь вынужден был записать. В тот же день архиепископ был приговорен к расстрелу.

Несмотря на пытки, владыка не подписал предъявленные ему обвинения в шпионаже и контрреволюционной деятельности. 28 октября 1937 года решением Тройки УНКВД архиепископ Александр был приговорен к высшей мере наказания, и через два дня, 30 октября, был расстрелян в окрестностях Семипалатинска и похоронен в общей могиле. Всем близким, кто интересовался судьбой владыки, отвечали, что он сослан на десять лет без права переписки, а через десять лет ответили, что он умер в лагере без уточнения места и времени.

Когда известие о мученической кончине архипастыря достигло нижегородской земли, то настоятель Казанского собора в селе Лысково объявил, что будет отпевать скончавшегося в заключении архиепископа Александра Щукина. Многие помнили владыку, и народу собралось такое множество, что храм не мог вместить всех желающих. Большая часть пришедших стояла на улице. Послушница Анна сделала небольшой гроб, туда положили четки владыки, крест и Евангелия. После отпевания народ молитвенно попрощался с архиепископом, а затем состоялся крестный ход вокруг храма. Впереди, подняв гроб на плечо, шел священник, а хор и весь народ пели: «Волною морскою...».

Человек, не «бросивший свой посох», проповедовавший добро и любовь, не сломленный пытками и мучениями, архиепископ Александр (Щукин) причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 для общецерковного почитания.

День памяти – 30 октября (17 октября по ст. ст.), в Соборах новомучеников и исповедников Российских и новомучеников и исповедников Казахстанских, в Соборе Соловецких святых, в Соборе Курских святых.

  • 2
  • 3
  • 4

  • 5
  • 6

Использованные материалы:

  1.  Иеромонах Дамаскин (Орловский) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним». Книга 1. - Тверь: "Булат", 1992 год, стр. 155-160.
  2.  «Жития святых, новомучеников и исповедников Земли Нижегородской». — Нижний Новгород, 2015. Авторы-составители: архимандрит Тихон (Затёкин), игумен Дамаскин (Орловский), О.В. Дёгтева.
  3.  Официальный сайт Нижегородской митрополии - https://nne.ru/saints/svyashhennomuchenik-aleksandr-shhukin-arhiepiskop-semipalatinskij-1891-1937/
  4. Сайт открытой Православной энциклопедии «Древо» - https://drevo-info.ru/articles/11548.html
  5.  Сайт Семипалатинского благочиния «Православие в Прииртышье» - http://pravsobor.kz/Blagoch/svyatini_i_svyatie_semipalatinskogo_blagochiniya/svyatie_blagochiniya/sv.Alexander_Shukin.html

Календарь

Святые и чтения дня

Православные посты в 2015 - 2016 г.г.

Контакты

Епархиальное управление:

E-mail: eustkamenogorsk@bk.ru

Тел: +7 (723-2) 51-44-64

Пресс-секретарь Усть-Каменогорской епархии:

E-mail: press_sluzhba_uk@mail.ru

Тел: +7 777 651 38 11

Канцелярия

Тел: +7 (723-2) 51-36-56

Если у Вас возникли вопросы, пожалуйста, воспользуйтесь формой обратной связи

Вопрос священнику

Епархиальные отделы

Вверх